Интервью с солисткой группы Голландия, Греттой

10.10.2015 | Руслан Хамитов


26 сентября «широко известная в узких кругах группа «Голландия» отыграла очень душевный концерт, в не менее душевном питерском клубе «Ящик».
Нам удалось пообщаться с Гретой создателем, автором песен, и собственно, исполнителем песен группы. В данный момент коллектив выступает в составе Греты (вокал,гитара) и Лены (флейта). 
(Перед прочтением интервью очень советуем ознакомиться с творчеством группы, так как материал получился направленным скорее на интересующегося слушателя, нежели на мимо проходящего меломана)

-Привет, на днях у тебя был замечательный концерт в Ящике, скоро в Москве, хотелось бы поговорить о тебе и твоем творчестве, узнать так скажем "из первых рук". Интернет сухо пишет: по словам исполнителя "полуакустическая питерская альтернатива", и тут же указывает жанр "инди-рок". Предполагаю, что этой информации примерно столько же, сколько и группе, изменилось ли что-то в последнее время? Как ты сама характеризуешь свое творчество на сегодняшний день?


Грета:
-Во-первых, большое спасибо. Концерт, конечно, во всех отношениях был замечательный: люди из разных и городов и стран пришли и хвалили, но за кулисами остались битва с техникой и творческие разногласия. 
Инди-музыка – это, прежде всего, независимая музыка, и мы сейчас больше инди, чем сам инди. У нас достаточно мягкое оформление, много баллад, но главное у меня есть претензия играть инди, а назваться мне никто не запретит. 
К полуакустической питерской альтернативе, возможно, мы вернемся, когда я снова начну работать с басистом. С флейтой это, конечно, акустика, и скажем так, оформленная авторская песня, дальше не пошли.

- Если не против, я хотела бы немного поговорить о личном. В конце концов, твои слушатели разбросаны по всей России, и не у всех есть возможность пообщаться с тобой на концертах. На самом деле интересно было бы узнать многое, например, есть ли у тебя домашние животные, как ты проводишь свободное время, любишь ли готовить, но так можно и на целую книгу наговорить, поэтому это открытый вопрос, расскажи сама немного о себе?


Грета:
-У меня очень долго было домашнее животное, мое, очаровательный миттельшнауцер, ленивый, наглый и эгоистичный. Думаю, мы любили друг друга. Она провела со мной худшие годы жизни и лучшие, и умерла, когда ей было 14 лет, а я выпускалась из университета.  Она была классной псиной, и я горевала по ней больше, чем по многим людям. 
Увлечения у меня самые ботанические, в лучшем своем состоянии я что-нибудь читаю. Вот недавно прочла книгу Уильяма Ирвина «Обезьяны, ангелы и викторианцы» – и нахожу в себе сходство с Дарвином. 
Готовить я люблю, но в одиночестве и для одного определенного человека.
 Что еще о себе рассказать? Я частично пополнила ряды понаехавших в Москву. Я любила быть гостем столицы, она когда тебя любит – очень хлебосольна и заботлива. Ну а теперь я полужитель, и ощущаю себя временами инглишменом в Нью-Йорке, осваиваю уклад и даже тут недавно в сердцах объявила, что раз я в Москве, значит, толкаться в метро – можно. Правда, вернулась в Петербург и на второй день не верила, что это вообще была я. Честное слово, если бы была интенция просто жить – это прекрасно делать в Вологде. Но в каком-то смысле в Москве у меня первый мой собственный дом, и я пока наслаждаюсь этим ощущением. Надеюсь, выход из зоны комфорта подействует, а то уже очень долго ничего не происходит из того, что вообще можно рассказать в интервью.

-Банальный вопрос, но не могу удержаться, что тебя в людях привлекает, а что отталкивает?

Грета:
-Меня очень сложно привлечь и, кажется, уже сложно оттолкнуть. С тех пор, как я занимаюсь психологией, я каждую секунду могу выйти в некую установку, которая не связана с оценкой, а только с пониманием. Немного раздражает в последнее время желание людей удержать меня рядом насильно, этаким мягким насилием. Встретились – поговорили, но почему это длится четыре, а не два часа? И, разумеется, бесит, когда отвлекают по мелочи.  У меня богатейшая внутренняя жизнь, мне с собой потрясающе не скучно, я бы даже пошутила на тему «нам с собой»… но остаться с собой и при этом в обществе практически невозможно – «так не принято», почему-то обязательно необходимо сотрясать воздух, чем угодно. Каждый из нас как остров, но, я заметила, настойчивее всего себя презентуют какие-то пустые острова, и самые обидчивые тоже они. 
 Вот в друзьях в конечном итоге остаются люди, которые способны принять это как стихийное бедствие, и еще очень взрослые – такие, самооценка которых не страдает от того, что я не ответила, к примеру. При этом, конечно же, мне гораздо интереснее те люди, которых я уже знаю – их развитие. Думаю, для меня любовь и есть знание.

- Есть ли у тебя музыкальное образование? Когда начала писать песни и какая была первой?


Грета:
-Я начала писать в 16 или 17 лет, стихи, потом практически сразу песни. Сыграла первую чужую песню, а вторую уже сочинила свою. Это была баллада о Курте Кобейне. Я была странным подростком, и меня занимали странные вещи. Я ее сейчас не пою, но проблему, которой она посвящена, некоторым образом решаю до сих пор. Музыкального образования у меня нет, и я бы сейчас сказала, трагически нет, но как устроена музыка в основах ее, я понимаю, а теперь, конечно, думаю пойти дальше.

- Как родители относятся к твоему творчеству, поддерживают?


Грета:
- Родители мое творчество не поддерживают. Мне кажется, они даже не понимают, в какой мере оно диктует мою жизнь. Не будь музыкального – было бы научное, думаю, я не способна жить без нагрузки. Но отсутствие поддержки не сильно меня беспокоит. Я собственно умудрилась отработать на трех работах линейным работником и ни разу не спалиться на тему «я музыкант» среди коллег, хотя очевидно выпадала из любого коллектива. Я люблю музыку, а не себя в ней, и если кому-то моя музыка не нравится – это абсолютно нормально, он даже может быть моим другом или, к примеру, родителем.

- Что тебя вдохновляет? Есть ли музыканты, писатели, режиссеры, творчество которых повлияло бы на тебя, или просто любимые произведения искусства, которые ты с удовольствием пересматриваешь или перечитываешь?

Грета:
-Вот здесь я в тупике, честно. Мою жизнь составляют произведения искусства и немножко – мои люди. Моя жизнь полна настолько, насколько я могу заниматься первым и вторыми. Собственно кроме них ничего и нет. 
И… произведения искусства… да я не знаю просто, с чего начать, это слишком широкий спектр. Единственное ограничение по музыке – я все-таки мелодист, и достаточно традиционный, я могу Rammstein слушать, но Sepultura уже не кажется содержательной. И так далее. Любые крайние точки на графике я способна увидеть, признать их уровень, но слушать буду только вживую. Меня вдохновляют масштаб и парадоксы. Вдохновляют ограничения. 
Я не люблю музыку, которая вся нравится всем, вроде золотого рубля, сразу начинаю подозревать, что меня посчитали, занесли в категорию, отнесли ко мне некое искусство, и я там буду сидеть вечно, как заспиртованный эмбрион в Кунсткамере – с этим искусством, и оно будет мне нравиться, нравиться, нравиться. Чистый ужас. При этом, разумеется, соберу все хиты из всех групп и буду их упоенно слушать. 
 Сейчас я почти не слушаю музыку, которая когда-то оказала на меня влияние, я так много ее слушала, что она как бы вживлена в меня. Это очень обычные вещи, вроде Queen, русского рока, волны конца 90-х. Это Нирвана, конечно же. Это ранние Снайперы. Люблю клезмерскую музыку. Веню Дркина, Бликсу Баргельда. Недавно нашла на Дикой Мяте интересную команду и сразу же ее лишилась – у Atlantida Project умерла солистка, и это очень печально. Люблю творчество Дэвида Брауна.  Так. О любимых фильмах. Ты спрашиваешь обо мне, верно? И тут я задумываюсь, рассказать о том, что заинтересовало меня или о том, что будет интересно моим гипотетическим слушателям из того, что заинтересовало меня. Мне, к примеру, очень интересен опыт Хржановского по работе с непрофессиональными актерами, но буду ли я рекомендовать его своему залу? Или Нимфоманку, которую без специальной подготовки лучше не видеть? А вот мультфильм «Как приручить дракона» я рекомендую. 
  Я почти не пересматриваю фильмы, ну разве что Пятый элемент, если попадется. Мне там ритм нравится.
Книги. Я очень люблю Кортасара. Даже не все еще прочитала – оставляю на черный день. Люблю и прозу, и стихи.  Я раз в несколько лет перечитываю «Искусство любить» Эриха Фромма. Может, он и глуп, как мне один раз сказал один знаток, даже не спорю, но я же перечитываю не его, а себя, он всегда один и тот же, а я с 17 лет много раз изменилась. И я люблю этот вид глупости. 
Я очень люблю перечитывать «Острова в океане» Хэмингуэя, но здесь иначе – я его смотрю, а не читаю. Фиесту тоже люблю. И я понимаю, что это книги о людях, лишенных главного, имеющих все второстепенное, и за счет этой лишенности, проживающие второстепенное с неподобающей глубиной. Но в них я все равно отдыхаю. Ничего о них не думаю, там ничего не происходит, я никак относительно них не меняюсь, просто хочу туда, а меня там нет. Это как на берегу моря пересыпать песок в руке – о чем ты думаешь? Ни о чем. В такой момент острова в Океане, пожалуй, не нужны, но это бывает почти никогда, эта ситуация безморья – почти неизменна. Хотя думаю, я не поменялась бы с героями и не пересыпала бы песок вечно, пусть лучше холодные ады, московское метро и тому подобное, но не быть лишенцем.
 Люблю «Дверь в лето» Хайнлайна. Очень люблю произведения Шекли, Брэдбери, понимаю, конечно, что научная фантастика некоторыми художественными смыслами бедна, но для меня это вариант философского мышления, то место, куда оно ушло кроме авторского кино. 
Еще я большой любитель антиутопий, вот, пожалуй, первое место в моем рейтинге сейчас занимает «Новый цифровой мир» руководителей Гугла. Я его читаю по десять страниц и невероятно злюсь, то есть, цепляет. Это тот мир, в котором ведут сегментация, маркетинг и расслоение, и конечно, технологии, и из которого потрясающе уходят многие факты человеческой психики и жизни, видимо, авторы слили и то, и другое, а может, я еще не дочитала до них. Нельзя сказать, что этот мир не истинен, но точно можно – что он не полон.
 Ты задала мне такой вопрос  – еще год назад мне нечем было поделиться, и я могла, не сбиваясь, рассказывать о своих круговых чтениях… А теперь... О, люблю Дао дэ цзин, у меня даже есть экземпляр с потрясающе глупыми моими студенческими заметками. 
Люблю, черт подери, перечитать Тургенева. А перечитать Пушкина вообще бывает великолепно, у этих достойных людей богатый словарный запас и ощущение мира, от которого не хочется отвернуть лицо. Люблю Грина. Раскопки мои обычно посвящены Серебряному веку, ну а конкретно сейчас в транспорте я одолеваю книгу под названием Футболономика – очень познавательно, но, конечно, антихудожественно.

- Расскажи, пожалуйста, о каких-нибудь песнях, как они появились, есть ли такие, которые посвящены конкретным людям?


Грета:
-Ну вот та, что еще не вполне дописана, появилась после похода в Икею. Когда ты идешь из Икеи нагруженный и можешь молчать с человеком и слушать ритм шагов. Было ощущение, что мы бурлаки, и это тоже вид свободы – ведь ты видишь небо, тебе не запрещают петь и двигаться, ведь если ты сильный, это такая же потребность как в отдыхе у слабого. Она началась со строчки, которая, кажется, уже не войдет в песню (хотя еще не уверена) – «пока облака по небу летят». А вот что пока? И вот ты сидишь и сам пытаешься понять, что тебе диктует мелодия, какой в ней смысл. 
Есть песни, которые посвящены конкретным людям. Но песня это не портрет человека, и даже не всегда отношение к нему, хотя ее появление может быть им спровоцировано. Песня – почти как сон. Впрочем, думаю, я способна на стихотворный памфлет, вполне осознанный. Если совсем прижмет, увековечу парочку достойных, и тут уж имена опубликую обязательно, в названии.

- Какие песни тебе нравится исполнять на концертах, а какие "уже вот где сидят"?


Грета:
-Пожалуй, это неплохой промежуточный результат – песен, которые «вот где сидят» практически нет, разве что в некоторых ты перешел на другую сторону себя, как в Иллюзиях. Мы не настолько часто даем концерты, да и к тому же на концертах для меня главное общение с залом. Ребенку ведь не надоедает одна и та же сказка, вот так и я могу повторять все раз за разом: не надоедает
 Я в музыке очень люблю звук, его плотность и разреженность. Я люблю драйв. Видимо, поэтому у нас самая унылая в мире команда, которая в самом полном варианте выступала, кажется, вчетвером. Люди истязают себя по-разному, я – видимо, вот так.

- Лучший концерт - это...? Какая у него атмосфера и от чего это зависит?


Грета:
-Это когда публика пришла уже готовая и вынесла тебя на волне. Атмосферу создают они, люди в зале. Наше дело просто собрать всех, чтобы они не были одиноки, и тут я в принципе могу выйти на сцену и опрокинуть кастрюлю борща на эту сцену и потом рассказать анекдот и не пытаться изображать первое отделение, а сразу пойти на второе. 

- Сейчас ты много работаешь над новыми песнями, есть ли планы записать их в ближайшее время, оформить в альбом, или поехать с выступлениями?


Грета:
Есть план расширить состав инструментов и есть план заняться собственным ростом. А ближайшее выступление, например, будет 3 октября в Москве, так что всех ждем!

comments powered by Disqus